Военное закулисье на сломе эпох - Дьяков Владимир Анатольевич - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Владимир Дьяков

ВОЕННОЕ ЗАКУЛИСЬЕ НА СЛОМЕ ЭПОХ

Если что-то идет не так, всегда найдется тот, кто об этом предупреждал.

Уинстон Черчилль

Военное закулисье на сломе эпох - i_001.jpg

ПРОЛОГ

В каком состоянии войска ПВО Украины оказались в 2014 году, когда им пришлось становиться на защиту страны? Как они пришли к такому состоянию и что нужно делать, чтобы избежать допущенных ошибок в будущем?

Я был свидетелем и участником того, что происходило в Вооруженных Силах Украины за годы независимости. Уволился из Вооруженных Сил Украины в 2002 году в звании генерал-лейтенанта. Последняя должность — заместитель Главнокомандующего Войск ПВО по боевой подготовки и высшим учебным заведениям.

Что заставило меня сесть и изложить на бумаге, как формировались Вооруженные Силы Украины, а точнее войска ПВО, и в каком они состоянии оказались, когда надо было стать на защиту своего государства. А также об офицерах Войск ПВО, которые, не жалея ни сил, ни здоровья, ни времени, а иногда рискуя своей должностью и званием выполняли не только свои обязанности по штату, в условиях дефицита материальных и финансовых средств, но и возложили на себя дополнительные функции по созданию, организации и проведению тактических учений с боевой стрельбой всеми видами Вооруженных Сил Украины на полигоне «ЧАУДА» в Автономной Республики Крым.

В тексте книги оставил старое наименование соединений, частей и подразделений войск ПВО, которое более понятно читателю.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЛУЖБА В СОВЕТСКОЙ АРМИИ, 1963-1991

Начало срочной службы: из Черкасс на Урал

Я родился в городе Красный Кут, Саратовской области, в семье военнослужащего, мать, учительница младших классов. В Красный Кут во время Второй мировой войны было эвакуировано Качинское авиаучилище, где проходил службу мой отец. Училище в основном готовило летчиков-истребителей, среди курсантов был Василий Сталин. По воспоминаниям отца, В. Сталин был разгильдяем, но летную подготовку знал отлично и очень сильно боялся отца. Один из примеров, когда он прибыл в училище, вообще-то, название было «Военная школа летчиков», тогда в казармах в торце была специальная квартира для старшины роты. Так старшина роты выселился, а туда вселился Василий Сталин. Но когда он узнал, что отец знает, что он живет не в казарме, моментально переселился в казарму.

Впоследствии училище было передислоцировано в Мичуринск, а окончательно обосновалось в городе Сталинграде (теперь Волгоград), и называется «Качинское авиаучилище им. Мясникова», где и находится, по сей день. После увольнения отца из Советской Армии, мы переехали в Черкассы, где я окончил школу и был призван в армию.

Военное закулисье на сломе эпох - i_002.jpg

В центре Дьяков Федор, Кавалер Георгиевского креста 4-й степени, г. Гатчина 1915 г. Погиб в ноябре 1941 года на Керченском плацдарме. Крым.

После окончания школы и до призыва в армию я играл в футбол в черкасской команде «Колгоспник», в последующим «ДНЕПР» которая играла в классе «Б» чемпионата СССР. При этом футболом я неплохо зарабатывал. Отцу это не нравилось и, я догадываюсь, что он приложил все усилия, чтобы меня загребли в армию.

Военное закулисье на сломе эпох - i_003.jpg

Георгиевский крест 4-й степени.

В ноябре 1963 года меня призвали. Эшелоном прибыли в Пермь, где находился штаб пермского корпуса ПВО. Уже в поезде узнали, что будем служить в зенитно-ракетных войсках.

Нашу команду из более сотни человек отправили в г. Березники — крупный промышленный город на реке Кама. Утром на вокзале нас погрузили в машины и отвезли в городскую баню, где подстригли и переодели. К обеду мы прибыли в управление 736-го зенитного ракетного полка. Построили на плацу, температура минус 35° градусов, поделили по взводам, представили командиров взводов и сержантов, отправили в спортзал. На входе в спортзал висела вывеска «Войсковой приемник». В спортзале стояли двухъярусные койки, между двумя кроватями тумбочки для личных вещей и туалетных принадлежностей.

И начались наши военные будни, от тренировок «отбой-подъем» за 45 секунд, изучения уставов, строевая, физическая и стрелковая подготовка.

В первый день самой «приятной» неожиданностью стало то, что после физзарядки ты должен был снять гимнастерку и нательное белье и голым по поясам идти к умывальникам на улице чистить зубы и мыться по пояс. На 30-градусном морозе! После такого утреннего туалета мы влетали в наш спортзал-казарму, как ошпаренные.

Сержанты нас обрадовали, что когда мороз спадет ниже -20°, то зарядку мы будем делать с голым торсом. Впрочем, через неделю мы привыкли, и казалось, что так и надо.

Через месяц занятий мы сдали зачеты по всем предметам и нас распределили по подразделениям полка. Я попал во второй зенитно-ракетный дивизион, расположенный он был за городом Соликамском. Там кончается железная дорога и дальше на север еще 30 км по таежной дороге. Дивизион был вооружен зенитно-ракетным комплексом С-7 5 «Десна».

Военное закулисье на сломе эпох - i_004.jpg

Оставшиеся в живых ветераны Качинского авиаучилища, 1945 год. Первый слева во втором ряду Дьяков Валентин Федорович.

По прибытию нас завели в класс и распределили по батареям. Я попал служить в радиотехническую батарею во второе отделение, в кабину «А», оператором координатной системы. Началась настоящая армейская жизнь. Нужно отметить, что повседневной деятельностью в батареях и дивизионе руководили сержанты, от подъема, до отбоя, в нарядах внутренней службы и в караулах. Офицеры с нами занимались по предметам боевой подготовки, особенно техническая и специальная подготовка, в классах и на материальной части.

Командир батареи заходил в казарму один раз в две недели. Перед его приходом, а это узнавал один из сержантов, который исполнял обязанности старшины батареи. Все сержанты мчались в казарму каждый в свое отделение, и еще раз проверяли порядок в тумбочках, заправку кроватей, а старшина батареи, почему-то врезалось это в глаза, проверял свежая ли стенгазета и боевые листки. По недостаткам был разбор капитальный, доставалось и начальникам отделений офицерам, особенно сержантам. А нам уже рядовым и ефрейторам доставалось по полной программе, это и наряды вне очереди и разгрузка угля в котельной, и почему-то машины с углем привозили, только ночью.

Дедовщины как таковой в батарее, да и в дивизионе не было. Хотя нас посвятили в «салаг», пять блях армейского ремня, по заднему месту. Но это все делалось в шутку для поддержания традиций. Сразу узнали, как делятся военнослужащие по призывам: первый год — «салаги», второй год — «черпаки», и третий — «старики». Было и второе наименование: первый год «без вины виноватый», второй год «веселые ребята», третий «у них есть родина».

Может быть, еще и действовал такой фактор, что боевая техника ЗРК была очень сложной, и чтобы ее освоить, как специалистам первого класса или «мастер» надо было досконально знать основы электрорадиотехники по программе техникума. Потому и контингент призывался в наши войска со средним или высшим образованием.

23 февраля 1964 года, молодежь приняла присягу и я в том числе. До этого месяц был так называемого ознакомления, раз в неделю ставили во внутренний наряд, дневальным в казарме или в наряд на кухне. После принятия присяги наряды пошли по полной, через два на третьи, когда попадали на кухню, посудомойка была наша.